Фальсификация пРезидента — Катынь

Фальсификация пРезидента - Катынь

Фальсификация пРезидента — Катынь

В интервью польским СМИ, данным в канун официального визита в Варшаву, Медведев в очередной раз допустил малокорректные высказывания, вновь обвинив руководство СССР предвоенной поры в расстреле польских военнопленных под Катынью.

Причем это обвинение было высказано в контексте явного ожидания некого поощрения. Медведев заявил: «Государственная Дума вчера приняла соответствующее заявление на эту тему, очень важное заявление, на мой взгляд. Всё это отражает изменения в общественном сознании. Но я считаю, что подобные изменения должны происходить не только в России. Для того чтобы нам перевести наши отношения на новый уровень, на партнёрский уровень, на уровень, ориентированный в будущее, на стратегический уровень, изменения должны произойти и в общественном сознании Польши, должен появиться новый взгляд на новую Россию».

То есть эти обвинения – прямое заискивание перед Польшей. Стремление получить вознаграждение за свое сознательное унижение: «Посмотрите, какие мы стали хорошие и послушные. Мы признали свою вину перед Вами, мы каемся – и просим, чтобы Вы чем-нибудь нас за это вознаградили, пожалуйста – похвалите нас»…

Не говоря о том, что подобное заискивание вообще мало соответствует роли президента великой страны и свидетельствует только об одном – что Медведев явно не соответствует занимаемой должности – оно и с прагматической точки зрения глупо и неэффективно.

Потому что сторона, которая заискивает, выпрашивая барскую милость в ответ на собственное самоунижение и уступки в вопросах, в которых нет никаких оснований идти на уступки – с одной стороны, занимает роль холопа при этом барине, а с другой – соответственно не может рассматриваться как равноправный партнер. В мировой политике, как и в любой сфере серьезных отношений, уважают в первую очередь те, кто сам обладает уважением к себе. Того, кто добивается чего либо, в том числе и уважения, односторонними уступками – рассматривают как не достойного уважения. И заслуживающего только одного – жесткости и наращивания своих требований по отношению к нему.

Это – аксиомы. Если Медведев их не понимает – ему нужно оставить свой пост, как неспособному выполнять сопутствующие этому посту обязанности.

Строго говоря, даже в самом интервью Медведева присутствует доказательство неоправданности и неэффективности его позиции.

Он говорит: «Я вспоминаю начало 90-х годов. Я тогда был молодой юрист. А в России и в Польше произошли изменения и в общественном устройстве, и в устройстве экономики. В Петербург периодически приезжали польские бизнесмены, как правило, небольшие, которые хотели развивать отношения с Россией. Я просто помню, как я для этих представителей бизнеса по линии Торговой палаты Петербурга читал такие мини-лекции о российском законодательстве, прежде всего гражданском и коммерческом. И тогда мне казалось, что наши экономические отношения будут безоблачными. Но события истекших десятилетий показали, что не всё так просто».

С тех пор прошло два десятилетия. И все оказалось «не так просто». Но начало 90-х гг. – это, как раз, то время, когда только что горбачевским руководством было объявлено об ответственности советского руководства 40-х гг. за Катынь. Объявлено было – а отношения отнюдь не улучшились. И двадцать лет остаются в той или иной степени напряженными. Польша отнюдь не уменьшила своих претензий. Никаких «изменений в общественном сознании и никакого нового взгляда на Россию» — в Польше не появилось. Наоборот – именно после «признания» отношения и стали ухудшаться – потому что более сорока лет до этого «признания» — они как раз были и союзническими, и партнерскими, и дружескими.

Польша сочла для себя выгодным эскалацию напряженности с Россией и потому, что Россия проявила свое стремление к заискиванию, — и потому, что нагнетания антироссийской истерии выгодно ряду групп во внутриполитической жизни Польши, — и потому, что антироссийская политика – есть политический товар, которым руководство Польши торгует во взаимоотношениях с западными партнерами.

Те в Польше, кто не хочет дружить с Россией – буду враждовать с ней. Хотя бы Россия признала свою вину перед ней за все возможное – вплоть до вины за изгнание поляков из Кремля в 1612 году. Те в Польше, кто хотел бы дружить с Россией – будут дружить с ней и без всяких «признаний» — только при наличие этих признаний — им дружить будет сложнее. Потому что их противники внутри Польши будут постоянно винить их за эту дружбу, уже ссылаясь на подобные «признания» — и представлять их в качестве национальных предателей. Намеренных дружить с «губителем лучших польских граждан».

То есть, политически и прагматически – а Медведев любит говорить о своем «прагматизме» – избранная им линия нелепа и может свидетельствовать либо о его патологической тяге к самоунижению, комплексе неполноценности – а ряд проявлений последнего увидеть в его поведении несложно, — либо о его полной профнепригодности и некомпетентности.

И американские приватные оценки его как «бледного» и «неуверенного» — это доказывают. И именно в силу этого, в силу ощущения собственной неполноценности он очень старается говорить голосом, который, как очевидно ему кажется – должен производить впечатление уверенности и сознания собственной силы. Но этот голос именно ему таким кажется – судя по отзывам американцев, он производит обратное впечатление.

И именно этим голосом (а как раз эти кадры демонстрировались телевидением) он среди прочего заявил: «Совершенно очевидно, кто совершил это преступление и ради чего. … За это преступление отвечает Сталин и его приспешники. И у меня есть соответствующие документы, которые были получены из так называемой «особой папки». Эти документы сейчас присутствуют и в интернете, они общедоступны со всеми резолюциями. Попытки поставить эти документы под сомнение, говорить о том, что их кто-то сфальсифицировал, это просто несерьёзно. Это делается теми, кто пытается обелить природу режима, который создал Сталин в определённый период в нашей стране». Собственно, попытка «твердым голосом» анонсировать свою непривлекательную позицию лишь напоминает черчиллевское: «Довод слаб, повысить голос». Это вообще характерно для всей официозной пропаганды последней четверти века – чем менее доказательно заявление – тем более наглым тоном оно оглашается (как было, среди прочего, и в заказанных Медведевым непристойностях, в фильмах о Лужкове и Лукашенко).

Судя по содержанию того, что сказал Медведев, никаких иных доказательств, кроме материалов доступных в Интернете, — у него нет. То есть, у него нет ничего, кроме набора полудюжины документов раскритикованных, осмеянных, подвергнутых сомнению уже не один год назад.

Вполне естественно, что когда Госдума принимала свое заявление по «катынскому вопросу» – ни на заседание комитета, готовившего постановление, ни на само заседание Госдумы никаких документов представлено не было и соответственно, никакие документы не осуждались. Собственно – там вообще ничего не обсуждалось. Как свидетельствуют очевидцы, никакой полноценной дискуссии по этому вопросу там не было. Кремль сказал: «Нужно осудить!», — и холопствующие депутаты, среди которых оказались и депутаты числящей себя в оппозиции «Справедливой России» ответили: «Есть. Осудим кого угодно, когда угодно и за что угодно, равно как и одобрим что угодно, если велят хозяева».

То есть, никаких новых кроме общеизвестных, документов у Медведева нет. Он утверждает, что оспаривать эти документы – несерьезно. Но куда более несерьезно опираться на документы, в которых независимые исследователи находят чуть ли не 50 признаков фальсификации.

Медведев заявляет, что оспаривание этих документов – есть попытка «обелить природу режима, который создал Сталин в определённый период в нашей стране». Но тогда он должен был бы опровергнуть многочисленные утверждения в их фальсификации. А пока он этого не сделал – и сделать этого судя по всему, не в состоянии, — с куда большим основанием можно утверждать, что его попытка бездоказательно говорить об их подлинности есть лишь стремление во что бы то ни стал осудить «природу режима, который создал Сталин в определённый период в нашей стране». Причем осудить любой ценой, не гнушаясь ложью и фальсификациями. Хотя, строго говоря, есть немало оснований утверждать, что сам Медведев получил возможность быть президентом независимой России, иметь высшее образование – да и просто жить — лишь благодаря тому же самому «режиму», «который создал Сталин в определённый период в нашей стране».

Не говоря о том, что никто из сторонников версии катынских событий, — которую некогда выдвинул Геббельс и сторонником которой сегодня заявляет себя Медведев, — так и не смог внятно объяснить, почему оказалось, что люди, чьи тела были найдены под Катынью, были расстреляны из немецкого оружия, что в них нашли немецкие пули, что их руки были связаны немецким шпагатом, что Геббельс в своем дневнике в панике записал, что найденные немецкие пули полностью уничтожают его версию – даже оставляя все это, как и многое другое в стороне – никуда не деться от того, что документы, на которые ссылается Медведев – многократно проанализированы. Многократно поставлены под сомнение. И никто этих сомнений не опроверг. Чтобы повторить все приведенные доводы и разоблачения медведевский материалов – не хватит и томов.

И все же. Еще раз. На что, собственно, многозначительным тоном ссылается Медведев.

Ниже в таблице приводится перечень этих документов с выводящими на них ссылками – и рядом наиболее яркие (есть и другие) признаки фальсификации по каждому из них.

По решению Президента Российской Федерации Д.А. Медведева размещены электронные образы подлинников архивных документов по «проблеме Катыни» из «пакета N 1»

1. Докладная записка наркома внутренних дел СССР Л.П. Берии И.В. Сталину с предложением поручить НКВД СССР рассмотреть в особом порядке дела на польских граждан, содержащихся в лагерях для военнопленных НКВД СССР и тюрьмах западных областей Украины и Белоруссии.
Напечатана на разных машинках и на резко отличающихся по цвету листах. Причем так, что лист с подписью Берия, в котором нет практически никаких упоминаний о существе дела, напечатан на одной машинке, остальные – на другой – и это уже доказано экспертизой.
В документе говорится о содержащихся в лагерях для военнопленных и Тюрьмах украины и Белоруссии 33 тысячах заключенных, 97 % которых поляки, из которых в общей сложности – 12 тысяч представителей польских спецслужб, разведчиков и диверсантов и еще 5345 представителей организаций, ведших вооруженную борьбу против СССР.
Вносится предложение рассмотреть их дела в особом порядке с допустимостью применения расстрела. Для рассмотрения дел и вынесения окончательного решения – создать тройку уполномоченных лиц.

2. Выписка из протокола № 13 заседания Политбюро ЦК ВКП(б) «Вопрос НКВД СССР» (пункт 144). 5 марта 1940 г. Подлинник. РГАСПИ. Ф.17. Оп.166. Д.621. Л.134.
Судя по тексту – решением Политбюро предложено НКВД рассмотреть дела в соответствующем порядке и для рассмотрения дел и решения по ним создать тройку в составе Меркулов, Кабулов, Баштаков.
Выписка якобы адресована Берии, должна была бы быть возвращена в особый отдел ЦК в 24 часа.
Использован бланк 30-х гг. Нет ни подписи Сталина, как председательствующего, ни подписи Берии, как ознакомившегося перед возвратом документа.
Вместо подписи внизу напечатано «Секретарь ЦК». Подписи нет, печати нет, заверения подлинности выписки кем-либо – нет.
На оборотной стороне одним и тем же подчерком указано, что один экземпляр был направлен Берии 4 декабря 1941 года (через полтора года после мнимого расстрела поляков), второй – 27 февраля 1959 года Шелепину.

3. Выписка из протокола № 13 заседания Политбюро ЦК ВКП(б) «Вопрос НКВД СССР» (пункт 144). 5 марта 1940 г. Экземпляр, направленный председателю КГБ при СМ СССР А.Н.Шелепину 27 февраля 1959 г. Подлинник. РГАСПИ. Ф.17. Оп.166. Д.621. Л.135.
Текстуально такая же выписка от 5 марта 1940 г., но со значительно более четким и жирным текстом. Надпись «Берии» — удалена, вместо нее напечатано «Шелепину». После слов «Секретарь ЦК» на другой машинке впечатано «И.Сталин». Ни его подписи, ни подписи заверяющего нет. Стоит печать «Центральный комитет Коммунистической партии Советского Союза» (документ датируется 1940-м годом).
Подлежит также возврату в особую часть ЦК в 24 часа. Росписи Шелепина об ознакомлении – нет.

4. Листы № 9 и 10, изъятые из протокола заседания Политбюро ЦК ВКП(б) № 13 «Особая папка» за 17 февраля – 17 марта 1940 г. Подлинник.
РГАСПИ. Ф.17. Оп.166. Д.621. Л.136-137.
Два незаверенные листа неизвестного происхождения. Первый содержит нечто вроде пунктов повестки дня и решений по ним сначала за номерами 135-136, затем, на том же листе без разрыва начинается вопросы от 5 марта 1940 года вопрос за номером 144, воспроизводящий текст из предыдущих выписок. На втором листе – его окончание, вопрос 145, следом – за датой 11 марта 1940 без разрыва вопрос за номером 186.
Содержание пресловутого 145 вопроса – перечеркнуто.
Подписи и заверения подлинности документа отсутствуют.

5. Записка председателя КГБ при СМ СССР А.Н. Шелепина Н.С. Хрущеву о ликвидации всех учетных дел на польских граждан, расстрелянных в 1940 г. с приложением проекта постановления Президиума ЦК КПСС. 3 марта 1959 г.
Рукопись. РГАСПИ. Ф.17. Оп.166. Д.621. Л.138-139.
Написаны без использования служебных бланков на простых листах бумаги от руки с орфографическими ошибками. Почерк – расходящийся с почерком, которым исполнена подпись и число (они имеют и иной цвет чернил). Утверждается, что по решению особой тройки НКВД в 1940 году было расстреляно было расстреляно 21857 офицеров, жандармов, полицейских, осадников и помещиков буржуазной Польши. Из них в Катынском лесу – 4421 человек. Предлагается уничтожить дела расстрелянных, как утратившие свое значении.
Утверждается, что расстрел был произведен на основании Постановления ЦК КПСС от 5 марта 1940 года. (Название КПСС появилось в 1952 году, ни Шелепин, ни его сотрудники этого не знать не могли, сотрудники не могли написать такой документ, Шелепин его бы не подписал просто по соображениям правил документоведения).

6. Папка-двулистка и справка сотрудника I сектора Общего отдела ЦК КПСС В.Е. Галкина об ознакомлении руководителей ЦК КПСС с документами пакета № 1. Подлинник. РГАСПИ. Ф.17. Оп.166. Д.621. Л.128-129.
Некие документы в заклеенной папке в неизвестный момент получены от Черненко и доложены Андропову 15 апреля 1981 года, тогда же получены от него. Также некая заклеенная папка получена от В.И.Болдина вместе с пустым вскрытым конвертом и сдана в VI сектор в апреле 1989 года. О каких документах идет речь – не указывается и неизвестно.

7. Пакет № 1 с перечнем вложенных документов. На пакете имеются грифы «Сов.секретно», «Особая папка» и запись «Архив VI сектора О.о. ЦК КПСС. Без разрешения Руководителя Аппарата Президента СССР пакет не вскрывать. 24 декабря 1991 г.». Подлинник. РГАСПИ. Ф.17. Оп.166. Д.621. Л.140.
В перечне указанно: записка Берии от неизвестного числа марта 1940, записка Шелепина от 3 марта 1959, — упоминания о содержании записок отсутствуют.
А также «Постановление ЦК КПСС от 5 марта 1940 года».
Обращает на себя внимание обозначенная составления перечня и надписи на пакете – 24 декабря 1991 года и запись – «Без разрешения Руководителя Аппарата Президента СССР пакет не вскрывать» — канун отставки Горбачева.

Таким образом, документы, на которые ссылается Медведев – действительно доступны – и делятся на две группы: те, подлинность которых изначально вызывает сомнение, и те, в которых вообще ничего не говорится о существе дела.

Причем в данном случае перечислены лишь самые очевидные признаки фальсификации. Как уже говорилось, специалисты насчитывают их до полусотни.

Кроме того, имеются зафиксированные показания живого свидетеля, входившего в специальную группу, созданную руководством России в начале 1990-х гг., по этим показаниям занимавшуюся целенаправленной фальсификацией архивных документов, и имевшую в своем распоряжении все соответствующие бланки и печати.

Также существует информация о том, что члены созданной для выяснения этих обстоятельств и работавшей все 1990-е годы группы прокуратуры РФ одновременно с расследованием получали гранты и иные виды материального поощрения с Польской стороны.

При наличии таких материалов и высказанных сомнений, причем высказанных и в обращении к нынешнему руководству России – естественной реакцией должно было бы быть назначение расследования по данному вопросу.

Однако никакой реакции руководства России по данному вопросу не последовало. Все материалы и сведения, подвергающие сомнению версию, впервые обнародованную Геббельсом – были отвергнуты. Проверка их не проводилась. Как уже отмечалось – при принятии соответствующего Постановления Государственной Думой – делать которое она вообще не была правомочна – никакие документальные доказательства представлены не были.

Но эта позиция в подобном вопросе – необъяснима. И тогда получается, что объяснить ее можно лишь одним: ни Медведеву, ни его «приспешникам» (выражаясь языком самого Медведева), ни голосовавшим за принятие данного Постановления депутатам холопствующих пред Кремлем партий, — было не важно, кто на самом деле виновен в расстреле поляков и вообще не важно, что там было с ними в Катынском лесу. Они не хотят выяснять подлинность документов, на которые ссылаются – потому что либо это их не интересует. Либо потому что они сами знают о фальсификации, знают, что документы подделаны – но как раз это их вполне устраивает.

То есть – они даже не жертвы фальсификации. Они ее соучастники.

И выдающий сегодня за истину сфальсифицированные документы Медведев – в этом случае является не кем иным, как президентом фальсификатором. Президентом-лжецом. И президентом-предателем.

Комментарии закрыты, но trackbacks и pingbacks открыты