Будущее русского языка

Будущее русского языкаСегодня русский язык занимает четвертое место по распространенности в мире после английского, китайского и испанского. Очень скоро это почетное место может остаться просто воспоминанием. Носителей русского языка в мире с каждым годом все меньше. Как заявил на днях ректор МГУ им. Ломоносова Виктор Садовничий, через 10 лет русский останется позади французского, хинди и арабского. Власти страны ещё в 2007 говорили, что будут предприняты все необходимые меры по укреплению русского языка. Главное, что предстоит решить, это обеспечить качественное языковое обучение в школах, а также упрочить пошатнувшееся положение русского языка в национальных республиках, входящих в состав РФ, а также в бывших советских. Как считают эксперты, сделать это будет довольно сложно.

Русский язык теряет позиции по распространенности в мире и к 2025 году может стать даже менее популярным, чем бенгали или португальский, свидетельствуют данные центра социологических исследований Минобрнауки России, полученные РИА «Новости».
«Русский язык в странах Западной Европы изучают сегодня около 225 тыс. школьников (до начала 90−х — свыше 550 тыс.). В высшей школе стран Западной Европы русский язык осваивают 28,5 тыс. студентов», — говорится в материалах Минобрнауки.
Русский язык по степени распространенности пока еще занимает четвертое место в мире. Лидирует китайский — 1,35 млрд человек, английский — свыше 650 млн, испанский — более 330 млн.
«Предполагается, что через 10 лет число знающих русский язык может сократиться до 212 млн человек, и его опередят французский, хинди, арабский», — говорится в документе.
Основная причина, по мнению экспертов, заключается в жесткой, экспансивной политике Советского Союза в отношении русского языка, которым пытались задавить языки малых народностей. Как только железная хватка была ослаблена, в бывших союзных республиках началось активное возвращение к языку предков, сопровождаемое отторжением русского, наносного. «Угроза русскому языку обозначилась в конце брежневской эпохи, когда старые названия населенных пунктов, принятые в русском языке, вдруг начали изменяться, приближаясь к иноязычному оригиналу, – рассказал «НИ» писатель Михаил Веллер. – Алма-Ата превратилась в Алматы, в слове «Таллин» прибавилось еще одно н на конце. Эти события отражали центробежные процессы в общественном сознании, который предшествовал общественному катаклизму – распаду СССР».

Сегодня этот процесс не только продолжается. В тех немногих бывших союзных республиках, где на русском все еще говорят, его уже не изучают. Число таких школ сократилось в Туркменистане на 71%, в Молдавии – на 65%, в Казахстане – на 59%, в Узбекистане – на 47 %. Согласно законодательству Латвии уроки в русских школах на родном языке не должны занимать больше 40% учебного времени.

Будущее русского языка

Количество этнических русских как основных носителей русского языка и культуры, оказавшихся за пределами своей исторической родины, сократилось за последние 15 лет с 25–30 млн человек до 17 млн — не только в результате выезда в другие страны, прежде всего в Россию, но и из-за депопуляции и частичной ассимиляции, вызванной необходимостью реализовать себя в новой этнокультурной среде, — и такой процесс при неизменности влияющих на него факторов в ближайшие годы будет усиливаться.
Родным русский язык в странах СНГ и Балтии считают в общей сложности 23,5 млн человек (в основном проживающие на Украине, в Казахстане и Белоруссии, а также в Узбекистане и Латвии), однако этот показатель в последние годы также имеет тенденцию к неуклонному снижению. Например, в Таджикистане, согласно переписи 1989 года, русский язык назвали родным или вторым языком 36,4% населения республики, а по переписи 2000 года — лишь 20,1%; при этом численность этнических русских в Таджикистане сократилась за последние 15 лет в 10 раз — с 500 тыс. человек в 1989 году до 50 тыс. в 2005−м. Кроме того, следует иметь в виду, что примерно треть русскоязычной общины в странах СНГ и Балтии составляют представители других национальностей (украинцы, татары, белорусы и др.), которые также считают русский своим родным языком.
К 2005 году русский язык в странах СНГ и Балтии остался государственным лишь в Белоруссии. Он по-прежнему доминирует в белорусских СМИ, 75% детей учатся в русскоязычных школах, а в вузах доля учебных предметов, которые преподаются на русском языке, составляет не менее 90%.
Более того, эти процессы распространились и на многие субъекты Федерации. «Россия – единое государство. Если живешь в Чувашии, то должен знать русский язык, – говорит философ, профессор Социально-педагогического университета Алексей Наговицын. – В любой стране мира за этим следят. Но только не у нас. В российских республиках русский знают в лучшем случае очень плохо, а, скорее всего, вообще не знают. В 10–11-х классах преподавание языка вообще не ведется. Это объясняется необходимостью национального самоопределения и изучения народами собственной культуры. Но в том виде, как это существует сейчас, оно нарушает целостность России и ослабляет страну в международных делах».

Падает интерес к русскому языку и на Западе. Колонии мигрантов в Германии и Франции несколько улучшают статистку. Но этнические немцы, французы, англичане, несмотря на активное участие России в политической жизни Европы, нашим языком интересуются слабо. По данным европейских собкоров «НИ», курсы по изучению русского системно не добирают учеников. Оно и понятно. «Язык становится мировым тогда, когда он является важным средством коммуникации, – комментирует Алексей Наговицын. – Общаются на том, который выгоден и представляет реальную силу в политическом и экономическом смысле. Когда я вынужден просить, то должен говорить на языке того, к кому обращаюсь. А если просят у меня, то на моем языке. Это очевидно».

Эксперты убеждены, сокращение носителей русского языка неизбежно нанесет серьезный удар по русской культуре в целом. «Мы никогда не узнаем, сколько языков малых народов исчезло в процессе возникновения больших народов и объединений. Но мы знаем, что никогда ни великая греческая, ни великая римская, ни великая англо-американская, ни великая русская культуры не могли бы существовать, если бы люди всех растворенных в них народностей и провинций продолжали говорить и мыслить каждый на своем языке», – прокомментировал Михаил Веллер.

Если русский язык перестанет быть мировым, – это, безусловно, отразится и на нашем обществе, убеждены историки. «Статус языка – показатель влияния, которое та или иная культура имеет в мире, – пояснил «НИ» историк и философ Сергей Кара-Мурза. – Если страна не подтверждает этот статус соответствующим уровнем культуры, то язык его теряет. Это, в свою очередь, оказывает негативное психологическое воздействие на общество. Возникает что-то вроде массовой депрессии».

Как заявил недавно Владимир Путин, в будущем году главной задачей в решении «политического аспекта» русского языка должно стать его укрепление в качестве общегосударственного. Это означает, что научить русскому предстоит малые народности и национальные республики России. Также планируется популяризовать русский язык и на Западе.

Однако эксперты убеждены, что правительство с задачей справится. Чтобы изменить ситуацию, необходимы грандиозные экономические вливания, сопоставимые с затратами на национальные проекты. Нужны масштабные пропагандистские акции, выставки, брошюры, бесплатные курсы по изучению русского языка. Кроме того, необходимы законы, которые могут восстановить русской язык хотя бы в субъектах Федерации, договоры о возрождении языка в бывших союзных республиках. А это дело не одного десятилетия.

Более того, перед страной стоят и более острые проблемы в культурной сфере. Эксперты отмечают не только снижение количества носителей русского языка, но и ухудшение качества его знания. Полным ходом идет процесс размывания норм разговорной и письменной речи.

«Для нас сейчас характерна ситуация, когда бедствующие филологи для получения грантов и гонораров придумывают выпуск нового словаря ударений, которые становятся обязательной нормой для дикторов радио и телевидения. И теперь мы слышим с экрана обеспЕчение вместо обеспечЕние. В итоге представления о грамотности у нынешнего молодого поколения сильно раскачаны. Представления об обязательности в этой грамотности отсутствуют вовсе. Увы, перспектива наша не представляется радужной», – прокомментировал Михаил Веллер.

Будущее русского языка

Еще одна языковая проблема – обилие сленгов, которыми переполнена речь современного молодого россиянина. «Недавно писали, что в Новой Зеландии сдают экзамен на языке интернет- и SMS-сокращений. Возможно, это неплохо. Но только в том случае, если ребята, общаясь сокращениями, легко могут говорить и правильно. Добиться этого крайне сложно», – считает Алексей Наговицын.

В этой ситуации огромное значение приобретает школа. Не имея фундаментальных лингвистических знаний, погруженные в среду сленга и новояза, молодые россияне просто никогда не начнут говорить на русском языке правильно. Увы, надежда на российскую систему образования невелика. «В российских школах обучение языку далеко от идеала, – рассказывает Наговицын. – Почти во всех российских высших учебных заведениях на первом курсе есть уроки русского языка. Это означает только одно, что в вузы поступают люди, не владеющие родным языком, не научили в школе. По идее, если абитуриент не знает язык, то не надо его зачислять. Он не годен к высшему образованию».

Многие специалисты склонны винить в этой ситуации Единый государственный экзамен. «ЕГЭ сводит подготовку школьников по русскому языку до уровня простого натаскивания на тесты, – рассказал «НИ» президент Всероссийского фонда образования Сергей Комков. – А для того чтобы оценить знания языка, нужно, чтобы человек показал, как он на нем говорит и пишет. Если задуматься, сама ситуация с этими тестами абсурдна. Мало того, даже предлагаемые тесты, мягко говоря, некорректны. В результате дети получают знание русского языка очень низкого уровня».

Другая острейшая проблема, связанная с обучением русскому языку, – многонациональные классы, в которых половина учеников – русские, а другая половина – представители разных национальностей. Учебников, которые были бы ориентированы на эту ситуацию, нет. Не существует вообще никаких решений этой проблемы. «Методика образования общая для всех, дополнительного времени для работы с представителями национальных меньшинств не выделяется, – рассказала «НИ» заместитель академического директора образовательного учреждения Яна Ерлашева. – Дома, в семье эти дети обычно говорят на своем родном языке, а в школе русскому их научить не могут. Здесь есть еще одна проблема – нехватка логопедических кабинетов и почти полное отсутствие фонетических курсов в школах. Обычная школа не может себе их позволить. А они необходимы, чтобы поднять уровень произношения у тех, для кого русский – не родной язык».

Будущее русского языка

Прогноз динамики численности владеющих русским языком в различных странах/регионах мира в 2004-2025 годах (миллионов человек)

По критерию (а) в реальном мире уверенно лидирует китайский язык (свыше миллиарда носителей, включая отклонения от стандартного пекинского/»мандаринского» варианта, иногда рассматриваемые как отдельные языки). Следом идут английский и испанский (по 400 млн), хинди (330 млн), арабский (270 млн), бенгальский (220 млн), португальский (210 млн), русский (150 млн), японский (120 млн), немецкий (100 млн), французский, пенджабский, яванский, вьетнамский и индонезийский (по 90 млн), корейский (80 млн), тамильский, маратхи, телугу, урду, турецкий и итальянский (по 70 млн). На 21 перечисленном языке говорит 4 млрд человек — 64% населения планеты.

По критерию (б) китайский и английский идут вровень (по 1,1 млрд знатоков); затем хинди (свыше полумиллиарда), испанский (чуть меньше 500 млн), арабский (320 млн), русский (260 млн), португальский (240 млн), индонезийский (200 млн), французский (140 млн), японский (130 млн), немецкий (120 млн), урду (110 млн), персидский (фарси) и пенджабский (по 100 млн), вьетнамский (90 млн), тамильский, яванский, телугу, корейский и турецкий (по 80 млн).

Мой блог находят по следующим фразам

Комментарии закрыты, но trackbacks и pingbacks открыты