В НОВОГОДНЮЮ НОЧЬ ОТКРЫВАЕТСЯ БЕЗДНА, ОТКУДА ВЫРЫВАЕТСЯ ХАОС

 В НОВОГОДНЮЮ НОЧЬ ОТКРЫВАЕТСЯ БЕЗДНА, ОТКУДА ВЫРЫВАЕТСЯ ХАОС

В НОВОГОДНЮЮ НОЧЬ ОТКРЫВАЕТСЯ БЕЗДНА, ОТКУДА ВЫРЫВАЕТСЯ ХАОС

Подавляющим большинством т.н. “россиян” новогодняя ночь воспринимается как железный календарный повод напиться до умопомрачения, набить желудок салатами и закусками, а также взорвать какой-нибудь китайский “фейерверк”. После чего можно уставиться в телевизор, где один и тот же набор дешёвых придворных шутов проведёт очередной сеанс жутчайше убогого, могильно-мрачного и всеотупляющего “веселья”.

Лишь немногие задумываются о том, что в действительности происходит в эту ночь. Какие силы и энергии пробуждаются, и к каким последствиям все это может привести.
По этому поводу философ Александр Дугин изрёк следующее:
“Новый год – это очень интересный праздник, это праздник, на самом деле, философский. В этот праздник происходит спуск старого порядка в хаос и потом подъём из этого хаоса нового порядка. Смена старого года на новый древними осмыслялось как мистерия, некое таинство. Поэтому до сих пор мы в Новый год, хотя уже люди взрослые и в подарках даже не нуждаемся больше, и уже, наверное, романтизм как-то постепенно из нашего общества в целом, и тем не менее какое-то ощущение события, ощущение чего-то важного, у нас сохраняется, даже у взрослых.

В чем философский смысл праздника Нового года? В том, что он является таким монументом в философии хаоса. Философия хаоса – это такое направление философии, которое мыслит, то, что есть актуально, то, что есть здесь и сейчас, и всякое новое, что случается – как реализация и подъём вечного. Т.е.
хаос – это то, что есть всегда и то, что было всегда, это самое древнее из творений, но это самое новое, с чем мы можем прикоснуться. Потому что именно в хаосе лежат и живут те возможности, которые реализуются у нас как нечто новое. И поэтому всякая новизна, всякое обновление несет на себе печать хаоса. Поэтому во всем новом: в новаторстве, в следующем витке колеса, вращении годового колеса — есть элемент фундаментального присутствия той бездны, из которой это черпается.

Вот эта невидимая бездна обычно во все остальные периоды года, кроме вот этой новогодней ночи, закрыта на ключ, замкнута. И лишь в один момент, для того чтобы выпустить пар, такой пузырь нового года, новый порядок, она открывается. В этот момент вместе с новым порядком и с маленьким новым годом оттуда вываливаются, как из ящика Пандоры, множество кого ещё: снегурочки, нечисти обязательно, неуравновешенные разнузданные энергии, которые поднимаются и начинают группироваться вокруг ёлок или вокруг праздничных столов.
Потому что застолье, видимо, сделали специально семейным, для того, чтобы эта выходящая из бездны энергия не захватила бы своим соблазном широкие массы. Когда дома, например, человек празднует, празднует, напился, бух в оливье лицом и спокойно как-то попускал пузыри, потом часа через два опять телевизор смотрит, вытер горошек, смахнул майонез и опять в телевизор. Т.е. это его сдерживают ещё определенные семейные традиции, потому что его могут как-то перенести или положить поближе под елочку. А если бы эти энергии хаоса проходили в более широких компаниях, как и бывает иногда, не в семейных, тут уж, конечно, таким тихим сопением в салате не ограничится, начнётся настоящее форменное безобразие, от которого 1 января будет стыдно, будет болеть голова, будет нехорошо, будут звонить, где я забыл ключи от Мерседеса, кто-то забыл там штаны, кто-то ботинки, кто-то документы.
Во всем виноват хаос, потому что мы для того, чтобы получить новое, например, для того, чтобы получить модернизацию, мы должны обратиться не просто к усовершенствованию того, что есть, а мы должны проститься со старым. Что такое модернизация? Это тоже Новый год, таинство Нового года. Мы выбрасываем старое, старый год, мы говорим: “Ты отслужил, мы тебя бросаем в эту бездну!”. И в ответ из бездны, как старый телевизор, который выбрасывают с 10-го этажа во время новогодней гулянки, оттуда прилетает такой волшебный новый телевизор.
Мне один знакомый рассказывал, как в Куршевеле празднуют Новый год богатые люди. Там закрываются фуникулёры, вагончики, но, тем не менее, русские говорят, что, всё равно, им открывают эти вагончики, и в них набивается огромное количество новых русских, абсолютно смертельно пьяных, их начинает тошнить на Альпы. Олигархи гроздьями, исторгающими съеденных в дорогих ресторанах кальмаров, устриц, они над Альпами крутятся на этих фуникулёрах. Тоже своего рода мистерия такая, куршевельская. Потом первый месяц уже точно в строительстве нового такого моралистического года будут с отвращением вспоминать как же они набрались на этих вагончиках в Куршевеле. Поэтому, на самом деле, в Новом годе есть что-то грязное, обратите внимание, что-то чистое, яркое, блестящее, но одновременно и такое что-то порочное.
Человек, если он не будет иметь высшую силу, он так с этим новогодним телевизором, который он с 10-го этажа выбрасывает, может сам улететь в бездну. То есть бездна и хаос опасны. Они, с одной стороны, принимают отжившее и вбрасывают из себя новое, с другой стороны это очень тонкая вещь. Бездна – это опасная вещь. И если человек начинает праздновать праздник бездны — праздник Нового года — неизвестно, где он закончит.

 В НОВОГОДНЮЮ НОЧЬ ОТКРЫВАЕТСЯ БЕЗДНА, ОТКУДА ВЫРЫВАЕТСЯ ХАОС

Комментарии закрыты, но trackbacks и pingbacks открыты