Даже падая в бездну, человек думает о какой-то второстепенной чепухе

Даже падая в бездну, человек думает о какой-то второстепенной чепухеВ последнее время мы стали свидетелями целой череды экологических катастроф по всему миру, которые привели к гибели сотен тысяч людей. Последняя из них – проснувшийся вулкан Эйяфьятлайокудль в Исландии. Он, хоть и не привёл к человеческим жертвам, но произвёл куда большее впечатление на весь “цивилизованный” мир, скрыв от Европы Небо за массой пепла.
Что это? Слепые силы Природы? По мнению философа-традиционалиста Александра Дугина всё более чем закономерно:
“Можно посмотреть глубже на проблему катастроф. В каком-то смысле, если мы отмотаем в начало Нового времени, мы увидим в этом начале ясную программу Фрэнсиса Бэкона “о необходимости подчинения природы”. Как ни странно, эта программа была довольно новаторской, и нам сейчас скажут, что человек всегда бился за покорение природы, а оказывается нет, он начал биться в эпоху Просвещения, в эпоху Нового времени. И вот с этого момента человек вступил в серьезную схватку борьбы с природой. И вот лет 300-400 мы с природой повоевали, очень многого достигли, ее взнуздали, ее заставили служить нам в гораздо большей степени, чем раньше. И, видимо, человечество ожидает, когда мать-природа нам ответит. И вот “теория катастроф” в какой-то степени, отражает наше нервное ожидание, когда нам, так мощно изнасиловавшим природу, природа даст ответный удар.

В этом отношении экологические катастрофы у многих вызывает ощущение возмездия, справедливого, если угодно, возмездия. Когда гигантские горы, моря, океаны, реки, ветра просто дадут нам, нашей “черной республике”, демократической, по носу. Этого будет достаточно, чтобы по крайней мере треть или половина человечества сгинула. А справедливо ли это? На мой взгляд, да. Потому что программа Нового времени, в общем, к этой катастрофе так или иначе ведет.
Либо мы должны вернуться назад, т.е. до этих бесовселений, до создания “черных республик”, я использую этот термин как метафору всеобщей демократии. Я думаю, что сама демократия — это форма демоновселения на самом деле. Именно бес подталкивает людей модерна все больше и больше навязывать свою волю природе.Программа Нового времени, программа демократии, программа индивидуализма, либерализма, антропоцентризма, такого особого, атеистического секулярного антропоцентризма, программа субъекта, находящегося перед объектом, рано или поздно к катастрофе должна была привести. Я думаю, что это начало, и будет справедливо, если природа сделает свой ход и нанесет ответный удар по субъекту.
Смотрите, ведь многие древние народы, древние цивилизации, рассматривались довольно молодой, но дико агрессивной европейской цивилизацией, как варвары. И на основании того, что материальное могущество было на стороне европейцев, такие фундаментальные культуры, как индусская, как китайская, как индейская культура ацтеков, например, они уничтожались без всяких на то оснований. Покорялись, подавлялись, приравнивались к культурам второго сорта именно попадая в ситуацию объекта, приравниваясь к природе. И мы видим, что в эпоху постколониальную эти государства начинают подниматься, эти государства начинают быть конкурентоспособными с европейским человечеством. Я убежден, что рано или поздно, они нанесут ответный удар. Мы уже видим, как Европа получает реколонизацию. В начале они захватывали, скажем, африканцев или порабощали их, устанавливая колониальные режимы, сейчас они получают гостей оттуда, и уже сами, наверное, не рады. Потому что если посмотреть во что превратилась Европа, радоваться там, по-моему, нечему, это просто какой-то мусор, огромная свалка, которая растет. Они сами устраивали свалку в покоренных обществах, теперь получают свалку назад. Точно так же и с природой. И природа даст о себе знать.

Даже падая в бездну, человек думает о какой-то второстепенной чепухе
Человек уже все сказал, что он думает о природе. Теперь природа скажет о том, что она думает о человеке. Я думаю, в первую очередь, что она для него сделает – она на него плюнет. Потому что, если как бы гигант или гигантское женское начало природы проснется, посмотрит на этого уродца, который здесь выпендривается последние 300-400 лет со своими Бэконами, со своими программами «чистого разума» и скажет: «Вы кто, друзья? Вы муравьи, вы просто пыль. Вначале просто придите в себя!» Она дунет, она закачается, она затрясется, треть человечества уйдет просто в бездну, а остальные, наверное задумаются. Другое дело, что человек не очень задумывается. Даже когда он будет лететь в бездну, когда он будет гибнуть, полностью выстроив эту гибель своими руками, он, все равно, будет думать о колбасе, о какой-то чепухе второстепенной.
Катастрофа – это вещь, которая духовная. Это не просто слепая сила природы, это какой-то знак, это какое-то деяние, которое на самом деле в значительной степени связано с нашими деяниями. Каждому природа даст, разберется по-своему.
Поэтому хотелось бы верить, что катастрофы, которые грядут, чтобы они воспринялись правильно, чтобы они воспринялись как некое высказывание, как некий message, как некое послание, с которым к нам обращаются. Тогда мы имеем шанс сделать из этого вывод. Если же будем называть силы природы слепыми, если мы будем рассматривать это, как фатум, как нечто, что абсолютно не связано с нашей человеческой разумной деятельностью, мы просто будем копить все новые и новые катастрофы и умножать их. Поэтому если 20-й век был веком катастроф, то 21-й век будет веком накопления катастроф или «мегакатастроф». Не исключено, что если мы будем упорствовать в своем картезианском либерально-демократическом пафосе, мы получим в один момент ту катастрофу, от которой не останется ничего от нас”.
Источник

Мой блог находят по следующим фразам

Оставить комментарий