Работорговля детьми, как бизнес Ювенального геноцида

Работорговля детьми, как бизнес Ювенального геноцида

«Ну вы, журналюги, и даете, — ворчливо-брезгливо скажет какой-нибудь чиновник или верный партай-геноссе. — Ничего для вас святого нет. Государство, мировое сообщество и лично товарищ Имярек (их деятельность всеперсонально возглавляющий и направляющий) о детях заботятся — об их здоровье, образовании, счастливом детстве, — и поднимают тем самым все выше и выше знамя вселенского гуманизма, демократии, прав и свобод. Во имя, так сказать, человека, который звучит гордо».

О детях заботятся? Об их счастливом детстве? Ну, что ж посмотрим…

Работорговля детьми, как бизнес

Начнем с цифр. И для начала скажем, что даже чисто математически множество детей, которые нуждаются в помощи «государства, сообщества и лично товарища», не совпадает с множеством детей и семей, к которым власть намерена применить и применяет требования и нормы ювенальной юстиции.

Сначала о том, как там, у них, за бугром. Объектами ювенально-юстиционного террора (виноват, «заботы и опеки» государственных социальных служб) являются исключительно благополучные семьи среднего класса, преимущественно европейского и, в особенности, славянского происхождения, в то время как действительно зачастую нарушающие традиционную европейскую мораль многодетные выходцы (мигранты) из стран Азии и Африки (которых в Европе и странах Северной Америки все больше и больше, так что европейцы постепенно превращаются в национальные меньшинства) интереса для госчиновников не представляют [1]. Заметим в скобках, а все потому, что разбираться с ними трудно, грязно, небезопасно и совершенно точно не выгодно — никакой корысти в виде лавров или гешефта не снять.

Теперь посмотрим, что же у нас, на бескрайних российских просторах? Если следовать логике проводников ювенальной юстиции, то давно уже пришла пора защищать бедных детей от произвола извергов-взрослых. Ну, так защищайте!

По статистике

«В 2001 году по оценкам ООН в мире 150 млн беспризорных детей в возрасте от 3 до 18 лет и число их растет с каждым днем. Приблизительно 40% этих детей не имеют жилья, а остальные работают на улицах, чтобы поддержать свои семьи. Некоторые неофициальные источники полагают, что это число увеличится до 800 миллионов к 2020 году» [2].

Это в мире вообще, а конкретно у нас в России [3]:
*

«В РФ — 700 тысяч сирот, 2 млн детей неграмотны
*

Беспризорников в России — как после войны
*

Ежегодно пропадает более 30 тысяч детей
*

В РФ — 4 млн детей-наркоманов
*

В 2004 году 154 тыс. преступлений совершили дети»

Не верите? Напрасно. Это не я выдумал, а произнесло совершенно официальное лицо — нынешний министр МВД Рашид Нургалиев — на расширенном заседании коллегии своего ведомства 1 июня 2005 года. Уж ему ли не знать? И даже если он лукавил, исключительно «из политических соображений», то, очевидно, не в большую, а в меньшую сторону. Например, спрятал прямую оценку числа бездомных детей за величину не знающих грамоты: за пару лет до этого доклада Генпрокурор РФ Владимир Устинов, выступая в Госдуме, оценил число беспризорных в те же 2-3 миллиона и именно про них говорил, как о не умеющих читать и писать [4]

А вот еще цифры, уже вполне свежие:

«Около 2 млн. детей в возрасте до 14 лет избиваются родителями, что для многих заканчивается смертью. 50000 детей убегают из дома, спасаясь от семейного насилия, а 7000 становятся жертвами сексуальных преступлений. И еще: в России официально зарегистрировано более 2 млн. сирот» [5].

И еще:

«По данным официальной статистики в России каждый сотый ребенок является воспитанником детдома-интерната. Для 280 тысяч малолетних россиян домом является учреждение для сирот. На данный момент в России существует более 2 тысяч сиротских приютов, 1500 социальных учреждений и около 1400 специальных школ-интернатов, где воспитывают детей-сирот, а также детей без родительского попечения.

По данным Федерального Казначейства РФ в 2005 году на содержание детей в сиротских учреждениях де-юре было выделено более 2 миллиардов евро. Де-факто же эти деньги в основной своей массе идут на содержание не детей, а самих приютов (обслуживание зданий, заработная плата персоналу и т.д.) В то же время средства, выделенные государством на профилактику сиротства и на поддержку семей, принимающих на себя обязанности по воспитанию детей-сирот, в несколько раз меньше предыдущей суммы» [6].

И еще:

«В России зарегистрировано 2338 детских домов. В них содержится 55126 детей-сирот. На профилактику детской беспризорности было выделено чуть более 60 млн рублей. На стерилизацию бродячих животных в Москве тратится 87 млн руб. бюджетных средств ежегодно. По 13000 рублей на псину. На 27 млн. рублей больше, чем на бездомных детей» [5].

И еще:

«Различные источники показывают, что на данный момент в России насчитывается от 2 до 5 миллионов беспризорных детей, более 700 тысяч сирот, около 2 миллионов неграмотных подростков старше 11 лет, а также около 4 миллионов малолетних наркоманов. Эти цифры совершили рекордный скачок за последние 15 лет.

В 1991 году в России насчитывалось 900 детских домов, к 2004 году эта цифра выросла до 2100, в них находится 67 тысяч детей, в 150 школах-интернатах воспитывается еще 27 тысяч.

Эту удручающую статистику усугубляют следующие цифры: 10% сиротских учреждений не имеют нормальных санитарных условий, 48% зданий требуют капитального ремонта и еще 5% зданий находится в аварийном состоянии.

Что примечательно, из государственных учреждений выходят совершенно неподготовленные к жизни воспитанники. Без работы, без средств к существованию и часто даже без определенного места жительства — 40% этих детей становятся алкоголиками и наркоманами, еще 40% попадают в криминальный мир, 10% — это самоубийцы и, к сожалению, только оставшиеся 10% худо-бедно, но как-то устраиваются в самостоятельной жизни.» [6]

И уж совсем «с пылу — с жару»:

«Детей-сирот в России сейчас больше, чем было в годы войны, — 697 тысяч против 678 тысяч в 1940-е годы. Две трети нынешних детей-сирот — это социальные сироты, то есть сироты при живых родителях…

Два года назад депутаты приняли закон, касающийся детей-сирот, и с тех пор «почти в два раза выросло количество возвратов детей-сирот из приемных семей в детские дома… около 30 тысяч детей, уточняет радиостанция «Эхо Москвы» [7]

*** сокращено много полезной информации ***

А теперь вернемся к нашим баранам и сравним последнее, третье положение геноцидного перечня с тем базисом, на котором «методологические эксперты» по заказу российской госвласти прочертили траекторию стратегической программы развития «Детство 2030». О близком родстве последней с ювенальной юстицией уже писалось. Теперь остается только заключить, что и та, и другая практически идеально укладываются в описание проявленных форм скрытого геноцида «лишних».

И что дальше?

До отдаленного будущего еще дожить надо, когда одним детям и родиться-то будет запрещено, других с рождения (а может быть и до него) генетически откорректируют в зависимости от социального положения их биологических родителей и потребностей общества в том или ином «биотипе», а после этого нашпигуют чипами и подключат к «Сети». Опустим все эти душераздирающие подробности, оставив их певцам киборг-нелюдей, типа Р. Курцвейля [50]. Тем более, что весьма сомнительным представляется в силу действительно объективных законов развития, что человечеству удастся не только качественно, но и физически пережить исторический переход в постсингулярные времена, когда умная электроника сравнится с человеком по своим возможностям, выступит к нему симбионтом и постарается поглотить [59].

Но зато уже и сейчас можно взглянуть, как не плакатно и презентативно, а в действительности выглядят ближние плоды ювенальной юстиции, современных реформ образования и «счастливого» «Детства 2030». Для этого достаточно просто обратиться к опыту Франции — пионера, флагмана и испытательного полигона обсуждаемой «образовательно-глобальной перестройки». Там от ювенального террора пострадало более двух миллионов детей (каждый пятый ребенок). Соответственно, около полутора миллионов семей прошло через конвейер детолишения, искалечивший настоящее взрослых и не только принесший несчастье их малышам, но и существенно (если не необратимо! — К.Г.) повредивший их психику (нанесение психологической травмы, отягощенной твердо усвоенными одновременно и антиличностными, и антиобщественными установками). Махровым цветом в стране расцвело доносительство, включая и лжесвидетельство (в т.ч. детей на взрослых). Кстати, и в нашей стране такие детские «телефоны доверия» тоже уже существуют (в ближайшей перспективе — их объединение под единым общероссийским номером [60]), а деятельность защитников «от родительской жестокости» получила прямое благословение нынешнего президента [61].

Посмотрим на французское реформированное образование, болонская система которого взята за стандарт Минобрнауки РФ. Подростки и молодые люди, огражденные стараниями ювеналов ото всякого сдерживающего начала, живут попросту без тормозов. Мало того, что их уличные «бунты», сопровождаемые массовыми погромами и поджогами, происходят с регулярной периодичностью и стали уже системой, но проблема детского и подросткового насилия доросла до такой степени, что, сам президент Франции ею озаботился и даже совершил турне по средним общеобразовательным учреждениям с целью поговорить на данную тему непосредственно с самими учащимися. Впрочем, содержательной беседы у него не вышло: школьники, «развивающиеся по позитивным траекториям» и потому занимающиеся на уроках не приобретением знаний, а рисованием с целью выявления собственных страхов, от этих последних избавились настолько, что тут же запустили первому в их государстве лицу в голову бутылкой [62].

У нас, конечно, до этого дело пока не дошло. И президенты не ездят по школам с невменяемыми учениками, и ученики еще не в такой степени потеряли человеческий облик, да и ювенальная юстиция при всех упомянутых выше своих злодеяниях не столь свирепствует, как во Франции да и во многих других западных государствах. Но если судить по развернувшейся кампании в СМИ, по тому вниманию, которое нынешняя власть уделяет образованию и воспитанию, целенаправленно подгоняя их под глобальный, разрушающий личность, стандарт, то можно не сомневаться — Россия вплотную подошла к тому, чтобы весь кошмар семей на Западе воплотить у в действительность на собственной территории и в самые ближайшие сроки [63], как одну из неотъемлемых составляющих кардинальной трансформации социума в «Сеть» [64].

Что этому можно противопоставить (если, конечно, еще не наступила полная апатия к собственной будущности и судьбам своих детей)? Оставаясь в рамках, установленных законодательством, только одно-единственное. Весь комплекс мероприятий элит, задействованный для реализации мероприятий по геноциду всех тех, кто не попал в их число, связан с разобщением людей друг с другом, с разрывом привычных взаимоотношений и заменой их суррогатом «высокотехнологичных» сетевых атомизированных (типа «сам с собою не скучаю») развлечений, направленных в конечном итоге на примитивизацию и деградацию личности. Соответственно, нормальной и адекватной реакцией на это может стать только объединение и взаимоподдержка друг друга. И в этом смысле собственные чада являются не только одним из наиболее уязвимых мест взрослых, открывающих путь к манипуляции ими, но и наилучшей основой для консолидации усилий для защиты от нарастающего произвола жрецов «Большого Брата».

Пока каждый противостоит беззаконию в одиночку, оно почти всесильно. Но объединения типа родительских комитетов способны и поднять шум в СМИ, и организовать пикеты перед учреждениями, издевающимися над правами человека и здравым смыслом, и найти адвокатов и правозащитников, чтобы отстаивать интересы пострадавших в суде. В качестве уже существующих примеров тому можно назвать деятельность Некоммерческого партнерства в защиту семьи, детства, личности и охраны здоровья «Родительский комитет» [65], Общественного объединения «Родительский комитет» [66], Одинцовского родительского комитета в защиту семьи, детства и нравственности [67] и многих других. Существует и межрегиональное общественное движение «Семья, Любовь, Отечество» [68]. Т.е. в принципе уже и сейчас место не пусто, и нужна только добрая воля, чтобы обрести соратников и единомышленников, найти руку друга и встать рядом с ним против общей угрозы.

А можно пойти и дальше. Образование дебилизующее? Детей в детских учреждениях развращают? Что ж, самое время собственными усилиями восполнить зияющие провалы. Ведь можно создавать и семейные клубы (например, [69]), в которых для развития личности и способностей детей целенаправленно приглашаются квалифицированные педагоги-профессионалы, а родители преодолевают собственную разобщенность совместной практической передачей жизненного опыта подрастающему поколению.

Важно не промолчать и не бездействовать, иначе уже совсем скоро окажется слишком поздно, как в стихотворении Нимёллера «Когда они пришли…». Те нацисты в свое время не пропустили никого. Не надо думать, что удастся отсидеться при этих. Когда в переделку назначен весь мир, она неминуемо коснется каждого. Промолчавший заведомо делает своим будущим безнадежность.

Комментарии закрыты, но trackbacks и pingbacks открыты