Какая стычка не начнется, сразу подъезжают люди с силами охраны Кадырова

Какая стычка не начнется, сразу подъезжают люди с силами охраны Кадырова

Какая стычка не начнется, сразу подъезжают люди с силами охраны Кадырова

Ставрополь рискует превратиться в такую же «горячую точку», как и Дагестан, где после 8 вечера человек в форме подвергается смертельной опасности. Люди начали покидать села на границе с Чечней 16 лет назад, и ситуация только осложнилась, когда в республике наступил «так называемый мир».

Об этом в интервью корреспонденту «Нового Региона» заявил лидер запрещенного «Славянского Союза» Дмитрий Демушкин, комментируя открытое письмо Совета атаманов Терского казачьего войска к жителям и органам власти Северо-Кавказского Федерального округа.

Как поясняет националист, в Чечне к власти пришли люди, которые формально лояльно относятся к правительству России, однако в итоге, если «раньше чеченцы концентрировались больше на Чечне, устраивали там боевые стычки, то сейчас они свободно ездят по России с эскортами по 100 машин», и любой конфликт «сразу приобретает политический характер».
«Тут же дает комментарий Кадыров, его люди, везде этот чеченский СОБР, который непонятно что делает в Москве постоянно. Кого тут не задень, какая стычка не начнется, сразу подъезжают эти люди с силами охраны Кадырова. Такое ощущение, что у него охрана в каждом регионе находится», – рассуждает Демушкин.
Для федеральных властей и милиции, по его мнению, главное – не предавать национальной окраски любым столкновениям – для них это «табу», что бы там ни случилось: «режут, убивают, кричат «Аллах акбар», все равно скажут хулиганка и бытовой конфликт».
При этом русским, заявляет он, труднее самоорганизоваться, а любое «объединение, патрулирование, тем более охрана и помощь жителям тут же будут восприняты как преступная деятельность».
«Я беседовал с казаками, они говорят – у чеченцев уже в 19 лет оказывается нарезное оружие – т.е. карабины, – утверждает лидер националистов. – Хотя по закону оружие в 18 лет можно получить только гладкоствольное, а нарезное после 5 лет пользования гладкоствольным. Вопрос, откуда нарезное оружие у 19-летних чеченцев?»
Оттуда же, объясняет он, «откуда все золотые медалисты в Чечне и все их ЕГЭ».
«Запредельный уровень коррупции» в республике, по мнению Демушкина, позволяет легко получать разрешения на оружие, а это приводит к тому, что чеченцы «ведут себя нагло и вызывающе».
«Любой военнослужащий, любая неформальная молодежь с улицы скажет, как ведут себя так называемые гости с Кавказа в русских городах и селениях, – заявляет глава «Славянского Союза». – Стоит им отъехать оттуда на 50 км вглубь России, у них все меняется – все женщины проститутки, все кругом пьяницы, делаю, что хочу».
Демушкин заявляет, что «ничего русского в Чечне уже нет» и видит выход в «непопулярном решении» – создании «большой высокой границы».
«Причем нужно ее провести справедливо, не так, как у нас там делят. А чеченцы – это горные вайнахи, они никогда на равнинной Чечне не были. Город Грозный основали казаки», – заявляет националист.
«Когда мне говорят – как же так, ведь это приведет к развалу России, я отвечаю – ребята, а вы давно в Чечню или Дагестан отдыхать ездили? Как правило, заявляют, что никогда и не собираются. Тогда почему вы считаете что там что-то есть ваше? – спрашивает националист. – И вообще 99% населения республики – чеченцы и только 1% – некоренной народ».
Чечне предоставляется, по его мнению, «громадная «контрибуция», которую из года в год платит федеральный бюджет», там «колоссальная преступность, расползающуюся по всей России, и плюс горячие конфликты, где ежедневно гибнут люди».
Республика, подчеркивает он, давно перестала быть «русской землей», территорией России, а изображение на карте – формально.
Националист категорически против включения в Северо-Кавказский Федеральный округ Пятигорска. Это такая же замедленная бомба, уверяет он, какую в свое время заложил Хрущев, подарив Крым Украине.

Комментарии закрыты, но trackbacks и pingbacks открыты