АППАРАТНОЕ ВОЗДЕЙСТВИЕ НА ПОДСОЗНАНИЕ

АППАРАТНОЕ ВОЗДЕЙСТВИЕ НА ПОДСОЗНАНИЕ

ЗАО «А-Айсберг»
Руководитель научного отдела Пономарёв П.В.

БЕСКОНТАКТНЫЕ МЕТОДЫ РЕДУКЦИИ
ЛИЧНОСТНЫХ УСТАНОВОК И ИХ ВОЗМОЖНАЯ РЕАЛИЗАЦИЯ

В докладе обсуждается возможность реализации методов скрытого бесконтактного воздействия на нейропсихическую сферу человека с целью неосознанной редукции личностных установок. Этот метод разрабатывается на основе уже представленного аппаратно-фармакологического комплекса воздействия [1]. Сущность новых разрабатываемых методов заключается в бесконтактной передаче сигнала, направленного на интересующего человека (в дальнейшем объект), находящегося в зоне прямой видимости на расстоянии десятков метров от источника сигнала.

Посылаемый сигнал представляет собой низкочастотную ультразвуковую посылку акустических колебаний, модулированную по амплитуде воздействующим информационным сигналом. В нём закодирована смысловая вербальная установка на выполнение действий, суть которых зависит от конкретных задач дальнейшей работы с объектом. Поскольку смысловая часть сигнала проникает в сферу сознания минуя критику логического восприятия, без фиксации объектом данного факта органами чувств, она становится непреодолимым стимулом для выполнения заданных действий, включая первоначально отторгаемые. Наличие профессиональной специальной подготовки у объекта не влияет на полноту выполняемых им действий по заданному алгоритму, так как мотивация не осознается в данном случае как внешняя и не может быть блокирована или изменена волевым усилием.
Воздействие может быть ослаблено или не состоятся вообще в случае наличия у объекта состояния наркотического или алкогольного опьянения.
Устойчивость достигнутого состояния у объекта не зависит от силы и продолжительности воздействия и определяется временным интервалом, заложенным в смысловой части сигнала, то есть его продолжительностью.
Выход объекта из данного состояния — обратная редукция может быть реализован только принудительным с помощью адекватного внешнего воздействия. В качестве такого воздействия используется шоковая стресс-реакция на любой неспецифический раздражитель, например, имитация автокатастрофы, криминального нападения и др. Возможно применение жесткого гипнотического воздействия и, особенно, наркогипноза, но достичь эффект чаще всего можно только частично. Возможность спонтанного выхода из данного состояния, тем более полного, в настоящий момент не подтверждена.
Применение психофармакологических средств неизбирательного действия, в частности ноотропов, психостимуляторов, транквилизаторов, антидепрессантов, актопротекторов показало их, низкую эффективность.
Оборудование, реализующее представленный метод воздействия, может быть выполнено весьма компактно.
Развитие метода предполагает поиск и совершенствование формул, несущих смысловую информационную нагрузку воздействия.
Развитием метода является модификация несущего сигнала, который может быть представлен широким спектром внешне индифферентных акустических событий. В частности, это может быть музыка (любого жанра и направления), техногенные звуки, звуки естественных природных явлений (шум дождя, пение птиц).
Преимуществом модифицированного метода является скрытого дозированного воздействия в условиях, естественных для большинства людей. Конечный результат воздействия у обеих методов, сопоставим, хотя сравнительные исследования с корректной статистической обработкой не проводились.
Следует отметить, что метод использовался строго в лечебных целях преодоления наркотических зависимостей на конкретных испытуемых, заинтересованных в конечном результате.
Методы реализуют один и тот же принцип: введение информации прямо в сознание объекта минуя барьер логически-волевого критического восприятия. Однако этот механизм работает лишь в том случае, когда объект был предварительно подвергнут специальной обработке (дистанционной и бесконтактной) с помощью психоактивных средств полипептидной природы. Наиболее удобной формой доставки таких средств могут быть аэрозоли, не обладающие органолептическими свойствами обнаружения (цвет, запах и др.), и не требующие длительной экспозиции для проявления своего действия.
Таким образом, представленный метод показал свою эффективность и позволил получить устойчивую коррекцию неосознанных личностных мотиваций и сформировать внутренние психологические барьеры на продолжительный период времени.

АППАРАТНО-ФАРМАКОЛОГИЧЕСКИЙ КОМПЛЕКС «ИСТИНА».
ИТОГИ КЛИНИЧЕСКОГО ПРИМЕНЕНИЯ

Пономарёв Пётр Васильевич, врач, директор
Медицинского центра «Фантом»

Аппаратно-фармакологический комплекс «Истина» (далее АФП) представляет собой прецизионный инструмент комплексного системного воздействия на центральную нервную систему человека. АФП предназначен и разрабатывался для медицинского применения – лечебного и диагностического. Избирательные и специфические эффекты, полученные в ряде случаев во время его применения, позволяют расширить сферу использования (и использовать в оперативных целях).
Начало работ по АФП было положено в конце 80-х годов в условиях клиники урогенитальной патологии, зарегистрированной впоследствии как частная клиника «Фантом». Тогда возникла необходимость в проведении кратковременных, но эффективных анестезий болезненных медицинских диагностических и лечебных манипуляций, таких как бужирование мочеиспускательного канала, выскабливание полости матки, «жёсткая» электроимпульсная стимуляция предстательной железы, глубокая инсталляция агрессивных лекарственных растворов и т.д.
При этом хорошо известно, что известные способы обезболивания для этой цели с применением местных анестетиков трудоёмки, технически сложны, особенно в амбулаторных условиях, и нередко чреваты осложнениями. Использование же фармакологического наркоза в этих условиях ингаляционного или внутривенного весьма проблематично. Существующие серийно выпускаемые отечественные аппараты для элетронаркоза серий «Электронаркон», «ЛЭНАР» и другие, а также их немногочисленные аналоги не обеспечивали даже минимальной поверхностной анестезией ни в одном из рекомендованных режимов вопреки многочисленным отзывам врачей-клиницистов. И это при том, что аппарат «ЛЭНАР», предложенный академиком АМН СССР Персияновым и разработанный инженером Каструбиным предназначался специально для обезболивания родов. Обезболивание с помощью подобных аппаратов не получило распространения ввиду низкой эффективности, неустойчивости и неоднозначности результатов.
Предложенный нами аппарат и способ его использования обеспечивал надёжный и стойкий эффект обезболивания с управляемой глубиной – от поверхностной анестезии с полным сохранением сознания, до I б – II а стадий хирургического наркоза и выше. Недостатком способа оставалась необходимость контактного (накожного) наложения двух пар электродов и необходимость в ряде случаев усиления основного действия с помощью фармакологических средств психотропного ряда. Однако и в этом случае не использовались препараты наркотической группы, поскольку для достижения необходимого уровня обезболивания было достаточно средств, относящихся к так называемым «малым транквилизаторам» в обычных терапевтических дозах. Кроме того, для достижения адекватного обезболивания были использованы комбинации бензодиазепина с барбитуратами, бензодиазепина с производными ГАМК и другие. В дальнейшем, после технического усовершенствования аппарата и отработки методики необходимость дополнительного применения фармакологических препаратов названных классов практически отпала. При этом целый ряд лечебных и диагностических манипуляций, отличающихся особенной болезненностью, таких, как пункция лимфоузлов, костного мозга, цистоскопия у мужчин, «жёсткий « гинекологический массаж, биопсия тканей яичка и другие, проводимые с помощью разработанного аппарата, не требовали других дополнительных видов анестезии, в частности, фармакологических.
Специфика нервно-психического статуса больных урогенитального профиля нередко требовала целенаправленной психологической и психотерапевтической коррекции. При этом стандартные методики рациональной психотерапии с элементами суггестии и даже «жёсткого» гипноза не всегда позволяли достигнуть полной компенсации расстройств невротического и особенно психопатологического круга.
С целью повышения эффективности психотерапии и снижения вероятности рецидивов, особенно у акцентированных личностей, и увеличения надёжности результатов, был использован аппарат, хорошо зарекомендовавший себя в методиках немедикаментозной анестезии. Для исключения предвзятого и негативного отношения некоторых пациентов им не сообщался истинный смысл предстоящего лечебного воздействия и весь сеанс проводился под видом известной многим физиотерапевтической процедуры электросна. Были отмечены следующие эффекты:
коррекция явлений навязчивости, в том числе фобий, которые достигались после однократного 40-минутного сеанса и отличались стойкостью (срок наблюдения при клаустрофобии 3 года);
полное и безвозвратное редуцирование расстройств невротического уровня в процессе одного 45-минутного сеанса (период наблюдения при бессоннице 5 лет);
компенсация психопатологического дефекта личности (эпилептоидная психопатия, семейный конфликт) потребовала трёх сеансов – вводного, лечебного и закрепляющего. Достигнута полная социальная адаптация, срок наблюдения 3 года;
полная ликвидация психогенной импотенции у мужчины 46 лет и стойкой аноргазмии на почве затянувшегося реактивного состояния женщины 34-х лет за один 30-минутноый сеанс.
Список нозологических примеров может быть продолжен и на сегодняшний день составляет более двух десятков.
Во всех случаях после предположения, установки диагноза и его подтверждения в процессе стандартного клинического обследования был реализован обычный усреднённый психотерапевтический алгоритм. При этом отличие заключалось только в ом, что за 10 – 15 минут до произношения врачом первых «формул» внушения пациент вводился в I а-б стадию хирургического наркоза с помощью разработанного АФП. Технически с редким исключением требовалось не более 10-15 минут для достижения состояния, обусловленное методикой, а для выхода из него – ещё меньше. В этом состоянии наблюдалось:
значительное снижение большинства неврологических рефлексов — сухожильных и мышечных;
понижение температуры тела на 2 – 3 десятых градуса от исходной;
снижение ЧСС, АД, ЧДД в среднем на 10-20%;
отсутствие спонтанной двигательной реакции на болевые раздражения слабой и умеренной интенсивности;
свидетельство вегетативных реакций о преобладании тонуса парасимпатического отдела вегетативной нервной системы;
умеренное понижение тонуса поперечнополосатой мускулатуры;
возникновение непреодолимых мышечных контрактур, разрешавшихся в течение одной-двух минут после снятия нагрузки при попытках пассивного сгибания конечностей, в частности локтевого сустава. Наблюдались и другие физиологические реакции, отличающиеся непостоянством и проходившие самостоятельно в короткие сроки после отключения АФК. Во всех случаях выход из данного состояния сопровождался полной или частичной амнезией на минувшее событие. Нередко больные отрицали сам факт пребывания в каком-либо необычном состоянии, после пробуждения нередко задавали вопрос об ожидании обещанного сеанса электросна. В подавляющем большинстве случаев пациенты по окончании сеанса отмечали бодрость, прилив сил, лёгкую эйфорию, состояние благодушия и умиротворённости. Часть из них настаивали на повторении сеансов, мотивируя желанием вновь испытать «»необычайно приятные ощущения». Это в основном относится к пациентам, которые воспринимали сеанс как сон – глубокий и наполненный чрезвычайно яркими и всегда приятными сновидениями. Но во всех случаях состояние конкретного человека и его ощущения во время и после сеанса зависят исключительно от применяемого режима воздействия и совершенно не зависят от его индивидуальных личностных свойств, характера, темперамента, настроения, возраста, пола отношения к лечению и т.д. В частности, «приятные» сновидения легко превращаются в леденящие кровь кошмары при соответствующем режиме воздействия, вербальном и фармакологическом подкреплении.
Особенно отмечен неожиданный эффект, который был получен и подтверждён в ряде последующих наблюдений. Во время планового сеанса, который был рассчитан на ликвидацию никотиновой зависимости у мужчины 32-х лет, в ответ на одну из стандартных формул врача – «Вы совершенно спокойны», произошло незапланированное событие. Пациент, находящийся более 15 минут под действием АФК бесстрастно и отчётливо произнёс: «Я совершенно спокоен», — при этом темп его речи был несколько замедлен. При анализе этого случая был сделан вывод, что, произнося формулу внушения, врач отвлёкся и вместо авторитетно-утвердительного тона допустил вопросительный, то есть задал пациенту вопрос. Уточним, что во всех предыдущих случаях с использованием АФК пациентам в процессе сеанса вопросы никогда не задавались.
Этот случай был проверен и неоднократно воспроизведён во время последующих сеансов с другими пациентами. Информация, полученная от людей подобным образом, всегда отличалась 100% -ой объективностью.
Замечено, что с момента применения аппарата с целью повышения эффективности психотерапии, он всегда использовался в комплексе с препаратами поли- и олигопептидной природы, а также индукторами (но не аналогами) эндорфинов, энкефалинов и других. В частности использовались производные АКТГ, ГАМК, модифицированный тафцин, некоторые инертные газы.
Представляемый комплекс успешно применялся на протяжении нескольких последних лет, достигнут устойчивый терапевтический эффект по преодолению тяжёлой алкогольной, никотиновой и наркотической, в том числе барбитуратной зависимости, по коррекции личностных качеств характера, направленных на социальную адаптацию и повышение психологической устойчивости. Время наблюдения за пациентами превысило три года.
Комплекс предполагает контактное воздействие, не оставляющее регистрируемых физических следов, и внешне имитирует распространённые диагностические и лечебные манипуляции, сходные с регистрацией ЭЭГ или физиотерапевтической процедуры электросна. Единственным противопоказанием к применению комплекса является установленная аллергическая непереносимость некоторых фармакологических средств, в частности, лекарственных препаратов белкового происхождения. В настоящее время комплекс выполнен в виде комплекта стационарного оборудования и набора медикаментов, но может быть модифицирован до размеров портативного компьютера. От систем аналогичного назначения в виде полиграфов различных типов комплекс отличается практической невозможностью искажения или утаивания информации, а также не требует согласие испытуемого на обследование и его активного сознательного участия.

Человек-компьютер, или можно ли «стереть» программу старения…
(сообщение П.В. Пономарева на заседании Военно-научного Общества в Центральном Российском Доме офицеров)
Еще до недавнего времени в вопросе о причинах старения среди геронтологов доминировали две основные позиции:
Старение — изначально заданная генетическая программа;
Старение – сумма нарушений, «дефектов», «ошибок», «поломок» и т.д., накапливающихся в организме с течением времени под воздействием среды обитания.
И та, и другая позиция имела свою научную аргументацию. Например, из отечественных наиболее авторитетных специалистов первую позицию последовательно и успешно отстаивает А.М. Оловников, вторую продолжает защищать академик РАН декан биофака МГУ Скулачев. Истина, вероятно, где-то посередине:
Факты, доказывающие наличие жестко заданной программы старения многочисленны и убедительны. Известны, а у ряда организмов (например, кольчатые черви) даже идентифицированы так называемые «гены смерти». Есть и другие многочисленные аргументы в пользу наличия такой программы.
Но и частные, конкретные механизмы развития возрастных изменений продолжают успешно изучаться, хотя все меньше авторов считают их главными или единственными, признавая их вторичность по отношению к генетически заданной программе (например, теория оксидативного стресса, теория «сшивок», либо теория нарушения репарации ДНК и др).
Традиционно, старение как сложный универсальный биологический феномен изучался на биологический моделях, в частности на всевозможных экспериментальных животных, культурах тканей, отдельных клетках и т.д. Были попытки создать математическую модель старения (академик Никитин, исследователи супруги Гавриловы, и другие) и даже построит компьютерную модель процесса.
Но, как оказалось, есть реальный путь вмешательства в программу старения, который может быть успешно осуществлен только и исключительно у одного биологического вида. Имя ему – Homo sapiens.
Почему именно человек? Как известно только один признак выделяет человека из прочего животного мира (с точки зрения биологии). Это наличие второй сигнальной системы, то есть речи. Речь – система условных понятий, несущая информацию о внешней среде, которую человек воспринимает так же, как если бы на его организм действовала непосредственно сама внешняя среда. То есть сигнал — посредник. Сигнал, которым сам человек может сознательно манипулировать.
Немного истории. Факт, попавший в большинство учебников по психологии и психотерапии: холодная монета, прижатая к коже, с одновременным внушением испытуемому ожога, ожог и вызывает. Реальный. Примеров таких очень много, мы привели лишь самый известный. Но есть существенный момент – необходимо внушение. То есть информационная посылка, преобразующаяся в сознании человека в свершившееся действие, то есть состоявшийся факт. Но одних слов, разумеется, для этого не достаточно. И поэтому используются всевозможные техники гипноза. В том числе внушение в измененных состояниях сознания, гипнотический транс, варианты медитации, голотропное дыхание и т.д. и т.п. Одних только терминов десятки, не считая многочисленных школ и авторских методик. Однако, классическому гипнозу и его многочисленным разновидностям исполнения подвержены не более 30% людей (по другим данным, менее 10%). Именно этим, чисто статистическим параметром, объясняются многочисленные неудачи лечения с помощью гипноза, скажем, серьезных заболеваний. Учитывая, что результат гипнотического воздействия критично зависит от личности и профессионализма гипнотизера (психотерапевта в частности), процент успеха может быть еще ниже.
Проблема эта решена с помощью специального аппаратно-фармакологического комплекса. Особый электромагнитный сигнал на фоне управляемой перестройки биохимии мозга, проводит в сознание (и в подсознание) информацию, минуя критику логического восприятия. То есть такая информация превращается в «собственные» мысли человека, становясь руководством к действию. В том числе (и это самое важное), руководством к действию для многочисленных физиологических систем организма, включая управляющие…
Но при чем здесь старение? Но если старение – программа, стало быть, она чем-то управляется. Но чем? Известный факт – человек, услышав в недобрый час сообщение о смерти близких или другом большом несчастье, может мгновенно состариться. То есть внешний сигнал, через вторую сигнальную систему реально влияет на ход программы старения. А возможно ли обратное действие? Оказалось, возможно. Говоря очень упрощенно, человеку можно «внушить» более молодой возраст. Звучит невероятно, но организм после подобного внушения начинает перестраивать свой обмен веществ, реально омолаживаясь. Вот факты. После информационного воздействия (с помощью аппаратно-фармакологического комплекса) более раннего возраста 76-летнему мужчине, его организм постепенно перешел на совершенно иной режим функционирования: в частности, биохимические параметры крови сдвинулись к показателям, характерным для молодого организма. Уровни холестерина, глюкозы, электролитов, гормонов и др. приблизились к нормам 25-30 летнего возраста. И это объективно, раствор в пробирке обманывать не умеет. Примеров поразительной эффективности подобного воздействия на сегодняшний день накопилось немало.
Можно предвидеть вопросы о возможности лечения новым методом многочисленных частных заболеваний. Да, и это тоже. Но в круг задач нашего сообщения информация об этом не входит. Наша задача- показать, что возможно целенаправленное мощное воздействие на программу старения у человека. Степень подобного воздействия, его границы, универсальность, радикальность, и т.д. продолжают изучаться. Но то, что это возможно в принципе, на сегодняшний день является фактом. Остальное — дело ближайшего времени.
И еще одно. С помощью созданного аппаратно-фармакологического комплекса можно всегда ввести необходимую информацию в сознание человека, так как полностью исключен субъективный момент – профессионализм исполнителя и статистический момент – пресловутые 30% «поддающихся» гипнозу.

Работы выполняются при финансовой поддержке одной и московских коммерческих структур.

Комментарии закрыты, но trackbacks и pingbacks открыты