Как очищать реки естественным и дешевым способом и почему лес называют «колыбелью воды»

Как очищать реки естественным и дешевым способом и почему лес называют "колыбелью воды"

Как очищать реки естественным и дешевым способом

Гениальный самоучка или фантазер, но он имеет отношение к необычным двигателям, способными заставить перемещаться по воздуху «летающим тарелкам», разрабатываемых в нацисткой Германии и борьбе за восстановление экосистем, нарушающихся при вырубке лесов.

Всю свою долгую жизнь Виктор Шаубергер мог наблюдать гармонию воды и леса. Он понимал, что без леса вскоре не станет и воды. Он видел нетронутые горные ручьи там, где родился: грунт их порос мхом, даже при сильнейших осадках они никогда не выходили из берегов. Но когда лес вырубался, первыми реагировали на это ручьи: они становились заброшенными, мох из грунта вымывался водой, ложе ручья становилось нечистым, покрываясь мусором и илом. Температура воды поднималась, так как не было рядом леса с его спасительной тенью. Впоследствии ложи ручьев и русла рек разрушались, а берега размывались. Сильные дожди или таяние снегов приводили к наводнению.

По этой причине стали разрабатываться сооружения по укреплению откосов, одевшие водотоки в камень и бетон. Но эти сооружения выпрямили водоток, сковав его, как корсет. Вода не может при этом течь свободно, с журчанием и завихрениями. Она постоянно пытается разрушить сооружение и выйти из искусственного заточения, что влечёт за собой огромные расходы, так как сооружения требуют частого ремонта.

В конце 20-х годов Шаубергер стал яростно бороться со сплошной вырубкой леса и сооружениями для укрепления ручьев, уверяя, что с леса можно погашать и выбивать лишь проценты. Он, сам строивший раньше сплавные устройства, отказался от этого, когда узнал, что его установки чаще всего служат повальной вырубке целых лесов.

Шаубергер знал, что вода всегда стремится к восстановлению своего равновесия: река сама может привести в порядок русло, если только позволить ей течь естественным путем.

Шаубергер видел человеческое вмешательство не в спрямлении русла, а в том, чтобы помочь реке вновь естественно бурлить: «Водотоком никогда не управляют от его берегов, но всегда изнутри, от текущей среды».

В 1929 и 1939 годы он подал заявку на патенты по контролю за горными ручьями и регулированием рек, согласно которым, с помощью установки тормозящих элементов, в соответствующих местах ось потока реки направлялась в середину, тогда течение не размывало дна или не осаждало песок. Шаубергер разработал также метод смешивания поверхностных тёплых вод с холодными грунтовыми водами, чтобы сравнять в данный момент температуру воды и воздуха. Он знал, что температура воды оказывает влияние на поведение течения реки.

Трагическим примером умирания реки является Рейн. Когда-то это был спокойный, могучий поток с кристально чистой водой, можно было видеть его дно. Ночью поверхность реки светилась вспыхивающими золотом световыми разрядами, возникающими от трения сталкивающихся голышей, отсюда возникла легенда о золоте Рейна, согласно которой гномы изготавливают в своих кузнях на дне реки чудесные украшения.

Когда швейцарское управление высокогорными лесами начало вырубать лес в верхнем течении Рейна, это нарушило равновесие, и он стал заиливаться. Для увеличения скорости течения, чтобы река сама очищала свой водоток, начали спрямлять Рейн. Теперь ил переместился вниз по течению. Пришлось уже там выравнивать русло. Наконец, вся река была спрямлена и, как следствие, началось ее полное заиливание. Причиной всего явилась вырубка леса: был нарушен не только экологический момент, но не стало мощного эффекта охлаждения. Из-за испарения в кронах деревьев тепло вытягивается из корневой системы, и лес охлаждает грунтовые воды и почву.

Так как на спрямленных берегах отсутствовал лес, температура воды поднялась. Осадки не могли теперь впитываться почвой и беспрепятственно текли в Рейн, затапливая обширные области. Это вынудило возводить стены ещё выше, вычерпывать ещё глубже, пускать ещё больше денег на ветер к радости строительных компаний. И ничто не может измениться в этом чертовом круге.

Игнорирование властями предложений Шаубергера

После крупного наводнения в 1935 году Виктор Шаубергер предложил немецким властям прежде всего провести санирование Рейна собственными силами: «Углубить Рейн на 4-6 метров — это лишь вопрос техники. Все решается регулированием температуры воды и стоит лишь долю от того, что обычно расходуется на корректировку рек».

Отложения и заиление есть признаки того, что проточные воды находятся в стадии умирания. Признаки эти исчезнут, если дать реке новую жизнь, придав ей соответствующий импульс. Его Шаубергер хотел достичь с помощью так называемого «энергетического тела» — простого элемента регулирования, имеющего соответствующую форму. Он и должен был придать воде описанное выше движение. В этом случае река смогла бы очиститься сама. В том, что этот простой метод работает, Шаубергер уже убедился: «Когда я встроил такое энергетическое тело у себя дома в Стейерлингском ручье, в течение одной ночи река промылась настолько, что сотни кубометров песка и наносов попали в так называемый пескоулавливатель, а ручей за одну ночь опустился вплоть до скалы».

Этот метод Шаубергера был испытан в 1989 году в институте города Кальмара, Швеция и подтвержден в лабораторных условиях. Шаубергер описал властям, как внутренняя масса воды в середине реки при её регулировании потечёт быстрее, и, следовательно, унесёт большие наносы — ламинарное движение, в то время как бурлящая вода по краям автоматически раздробит и разотрет более мелкие наносы — турбулентное движение, пока они не осядут по берегам в виде минерального песка, благодаря чему у реки будут плодородные берега, на которых позже появится все богатство растительного мира «и, защищая, склонится перед матерью всего сущего — водой».

Но никто не обратил внимания на предложение Шаубергера. Подобный горький опыт он получил уже три года назад: в 1932 году Шаубергер написал подробную статью о том, что нужно предпринять для того, чтобы простым способом вновь сделать Дунай прекрасной рекой, какой он был когда-то. Его статья была принята в официальный бюллетень международной комиссии по Дунаю, которая рассматривала предложения от всех сопредельных по Дунаю государств. Когда власти с ужасом узнали, что статья Шаубергера опубликована в таком солидном издании, они, недолго думая, отозвали весь тираж, уничтожили его и в октябре 1932 года отпечатали на огромную сумму, свыше 100 тысяч шиллингов, новое издание, где статьи Шаубергера не было…
Итак, Дунай и Рейн, а вместе с ними большинство других рек и сейчас, 60 лет спустя, лежат закованные в убивающий дух жизни корсет, только лишь с той разницей, что сегодня им нужно ещё бороться со все увеличивающимся объёмом ядохимикатов.

Лес — колыбель воды

Для «обмена веществ» воды Шаубергеру были важны не только гармоничная согласованность ламинарного и турбулентного движений, но и «позитивное изменение температуры». Под этим он понимал приближение температуры воды к +4 градусам по Цельсию. При такой температуре и одновременно циклоидальном спиральном движении — завихрении энергия воды увеличивается, вода становится свежей и живой, так как благодаря «эмульсии» образуется «новая» вода, в которой кислород растворяется водородом.

При «негативном изменении температуры» , т.е. нагревании воды свыше +4 градусов по Цельсию, наблюдается снижение энергии воды и её биологически плохое качество. Вода утрачивает свою подъёмную силу, в ней появляются патогенные эмбрионы.
Шаубергер описал кругооборот воды, как она циркулирует между небом и глубинами земли. Важным связующим звеном между ними является лес: из-за испарения над кронами деревьев лес отнимает у почвы тепло. Такое охлаждение дает возможность грунтовым водам подняться вверх особенно в сухие периоды: по принципу Архимеда более тёплые массы воды не могут находиться под холодными.
Если же лес вырубается, то лесосека сплошной рубки нагревается под прямыми лучами солнца; грунтовая вода, а вместе с ней отложения питательных солей опускаются на глубину, где они становятся недоступными для корней растений: источники смолкают… Впоследствие закарстовывается вся местность. Можно понять, почему Виктор Шаубергер называл лес «колыбелью воды».

Комментарии закрыты, но trackbacks и pingbacks открыты